Екатерина Черкес-заде: «Киношники — самая командная школа нашего консорциума»

Московская школа кино

Тихая революция в отечественной киноиндустрии незаметно, но верно происходит прямо сейчас, на наших глазах, хотя мы ее и не замечаем. МОСЛЕНТА узнала у директора Московской школы кино Екатерины Черкес-заде, как так вышло, что только ее студенты представляют Россию на мировых фестивалях фильмов VR (виртуальной реальности), почему к концу второго курса они женятся друг на друге, и чего нам ждать от поколения, рожденного после 2000 года.

Московская школа кино (МШК) — это независимое учебное заведение, которое входит в один консорциум с Британской высшей школой дизайна, Школой компьютерной графики Scream School и Московской архитектурной школой МАРШ. Отстроив за пять лет своего существования линейку основных образовательных программ, МШК выпускает сейчас порядка 200 профессионалов в год. Отучившись по новой программе, которая имеет мало общего с ВГИК-овской системой мастерских, а выстроена по образцу современных английских и американских киношкол, все эти режиссеры и операторы, продюсеры и сценаристы сразу идут работать по специальности. Пройдет еще лет 5-10, и половина титров любого отечественного фильма или сериала будет состоять из фамилий выпускников МШК.

Уже сейчас фамилии студентов и выпускников школы систематически мелькают в новостях культуры: выпускники программы «Сценарное мастерство» попадают в шорт-лист «Русского букера» и становятся лауреатами «Книги года», а сделанные выпускниками рекламные ролики получают серебро и бронзу на международных фестивалях. Только в этом году выпускник программы «Режиссура» Байбулат Батуллин получил на «Кинотавре» спецприз за короткометражку «Половинки», а снятый студентами МШК игровой VR-фильм «В кругу семьи» стал финалистом Lishter Filmfest Frankfurt. Несмотря на то, что школа молода и выдает только дипломы о дополнительном профессиональном образовании, конкурс в режиссерскую группу — 12 человек на место, на оператора — 9, на продюсера — 6.

Индустриальный подход

Так как я руководствуюсь принципом «никого не слушай и делай, что делаешь», то и студенты, когда приходят в индустрию, тоже никого не слушают, и так постепенно ее меняют.

Я исхожу из индустриального подхода — интересно качественно менять среду за счет появления новых кадров. В какой момент образуется критическая масса новых профессионалов, сказать сложно, поживем-увидим. Первый режиссерский выпуск у нас был в прошлом декабре, а всего мы выпускаем порядка 200 специалистов в год, из них 18 режиссеров и примерно столько же операторов. Если округлять, то через 4-5 лет в отечественных теле-, кино- и рекламной индустриях будет уже работать больше 1000 наших выпускников. Когда количество перерастет в качество — посмотрим.

При этом, подчеркиваю, я говорю про индустрию, а не про отдельных ярких звезд, которые во все времена были неуправляемы. ВГИК, например, славится таким подходом: отберем сейчас талантливых людей, они у нас поварятся, выйдут, и это будет новая волна. А я постулирую другое видение: мы выпускаем профессионалов, и дай Бог, один-два из каждого выпуска станут во главе той самой новой волны. Да, все талантливы, но жизнь есть жизнь, не все «выстрелят», и те, кому это удастся, сделают это за счет своего таланта и упорства, и не от нас это зависит.

Самая командная школа

В каждом фильме, на этапе съемки каждой конкретной сцены команда должна уметь в предложенных обстоятельствах «сделать круто» за тот бюджет, который у них есть, вот что самое главное. И каждый раз это — самая сложная задача, потому что, вспомните, сколько вам доводилось слышать или читать рассказов киношников о том, как «нам было тяжело, денег не было, но мы справились».

Кино — это продукт коллективной работы, где каждый вносит свою лепту, и от каждого таланта и его проявления зависит общий результат. Испортить фильм можно на любом этапе его производства: по гениальному сценарию может быть написан очень плохой режиссерский сценарий, или команда может не найти денег на съемки, выбрать плохие локации и таким образом запороть проект на этапе продакшна. И даже такой материал можно спасти на монтаже, хотя и после этого остается немало подводных камней, которые могут в последний момент все загубить: совпадет дата релиза с каким-нибудь «Человеком-пауком», и фильм провалится в прокате.

В кино всегда присутствует множество факторов, на которые невозможно повлиять: зарядит дождь на несколько дней, актриса улетит играть спектакль в другой город, и так, одно за другое, все может осыпаться на глазах. Поэтому часто успех проекта зависит от того, есть ли у кого-то в команде бесценный навык управления творческими единицами, умение всех примирить и добиться от команды, чтобы она в срок выдала совместный коллективный продукт.

Задачу творческой группе ставит режиссер, но в то же время оператор — это душа съемочной площадки, и от него очень многое зависит. Умный оператор начнет с того, что спросит у главной актрисы: «какая у тебя сторона»? Выяснив таким образом, в каких ракурсах и с какой стороны она более фотогенична, он выстроит на этом всю съемку. Кстати, поэтому актрисы так часто выходят замуж за операторов. И многие режиссеры, в свою очередь, часто на разных картинах работают с одними и теми же операторами.

Так что киношники — самая командная школа среди четырех школ нашего консорциума. Под конец первого года обучения часть из них разводится со своими пассиями, а через год, под выпуск, они женятся друг на друге. И это надо понимать: киношники могут быть женаты фактически только на таких же безумных людях из индустрии.

12 человек на место

Мы много работаем над тем, чтобы у нас был конкурс на поступление: на режиссуру у нас 12 человек на место, и взять мы можем не больше 24 человек. Сейчас, когда мы выстроили линейку основных образовательных программ, мы выпускаем по 200 специалистов в год. 95-98 процентов работают в индустрии. И мы много для этого делаем: например, всю информацию по творческим конкурсам, которая приходит в школу, мы кидаем в наш «Клуб выпускников» и это — полноценная ярмарка вакансий. Выпускники сами активно устраивают друг друга на работу, так что система работает бесперебойно.

Основное поле деятельности, на котором работают наши студенты — это кино и сериалы, 50 на 50. После больших примеров вроде того же «Карточного домика» люди поверили в то, что сериалы могут быть интересным форматом. Наши примеры тоже не отстают: «Оттепель», недавно вышедший проект «Оптимисты» Попогребского, проекты Александра Цекало, Александра Акопова и многие, многие другие, востребованные аудиторией.

Еще с начала 2000-х русские сериалы значительно подвинули сетку на телеке. Где бразильские мыльные оперы, которые все смотрели в 1990-х? Сейчас все те же сериалы про женщин нелегкой судьбы на каналах ВГТРК — отечественного производства, а это очень большая машина.